ЕДИНЫЙ НОМЕР +7-342-235-78-48
Вернуться к списку

Новый Компаньон: Закон «не про то»?

29 Дек 2016. Источник: www.newsko.ru // защита бизнеса
11.jpg
 
Источник: https://www.newsko.ru/articles/nk-3591418.html

С 1 января 2017 года коллекторам будет официально запрещено убивать должников и грозить им расправой. Но заёмщикам и кредиторам это счастья не принесёт, уверены участники рынка. Во-первых, потому, что подобные криминальные действия и без того регулируются Уголовным кодексом РФ. А во-вторых, даже самые строгие запретительные меры не помогут закредитованным по уши гражданам, оказавшимся без достойно оплачиваемой работы, рассчитаться с долгами. И как вернуть данные россиянам взаймы 1 трлн 230 млрд руб., по-прежнему остаётся неясным.

15 декабря 2016 года был подписан президентский указ, согласно которому с января следующего года в России смогут работать только коллекторские компании, включённые в реестр Федеральной службы судебных приставов. Для этого в ФССП будет создан новый департамент.

Напомним, закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» был принят Госдумой 21 июня 2016 года и одобрен Советом Федерации 29 июня 2016 года. Закон распространяется только на физических лиц. В отношении индивидуальных предпринимателей нормы закона действовать не будут. При этом положения закона относятся к взысканию только просроченной задолженности, а не всех долгов.

Не допускается привлечение к взаимодействию с должником лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономики или преступления против государственной власти и общественной безопасности.

Закон ограничивает общение взыскателя с должником личными встречами не чаще одного раза в неделю, звонками не чаще двух раз в неделю. Запрещается общение с 20:00 до 9:00 в выходные дни, с 22:00 до 8:00 в будние дни.

Также не допускается применение физической силы, угрозы её применения, причинение вреда здоровью, повреждение имущества, психологическое давление, введение в заблуждение.

До сих пор главным на повестке дня оставался вопрос, кто будет контролировать, регулировать и надзирать за деятельностью коллекторов. В декабре в этой дискуссии была поставлена точка. Эксперты подчёркивают, что на самом деле потенциальных кандидатов на контролирующую функцию было только два: Банк России и ФССП. Но поскольку у ЦБ и без того огромная нагрузка и вал отчётности, выбор пал на службу судебных приставов, деятельность которой, по сути, близка к этой работе.

Однако у нового закона есть немало оппонентов. Так, президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян в комментарии РБК предупредил: «Чем жёстче будет отношение к коллекторам, тем сложнее будут взаимоотношения между кредитором и заёмщиком. Это будет отражаться в том числе и на цене кредитов».

Но дело не только в этом. Большие опасения экспертов вызывает само содержание документа, которое просто не позволяет рассчитывать на эффективность продекларированных мер наведения порядка на долговом рынке.

«После 1 января должника нельзя будет убивать и грозить убийством тоже. Наступит «рай земной». Отчего ЦБ не захотел регулировать эту сферу? Он почитал закон. Когда закон пишется про то, что потеряли за углом, а ищут под фонарём, то регулировать очень трудно», — констатировал в эфире РБК финансовый омбудсмен Павел Медведев. По его словам, жалобы, которые он получает, вовсе не в адрес коллекторов, а в адрес «бандитов, которые угрожают людям». Заёмщики жалуются в полицию, а она «со стула не встаёт», несмотря на то что запрет на угрозы убийством прописан в Уголовном кодексе РФ, а все нашумевшие случаи криминальных нападок на должников — это действия хулиганов, работающих на микрофинансистов. «По-моему, закон не про то», — делает вывод общественный примиритель на финансовом рынке.

Эксперты полагают, что прежде надо было ответить на вопрос, кто и как вернёт эти огромные долги, вместо того чтобы искать какой-то регуляторный способ справиться с проблемой и «ловить её тень». Поскольку, как бы вежливо с должником ни обращались, если он лишился работы, это не поможет. Он действительно не может вернуть деньги, значит, требуется какая-то процедура.

Эксперты приводят пример. Когда приняли закон о долгожданном банкротстве физических лиц, с заявлениями в соответствующие органы обратилось менее 7 тыс. заёмщиков, при том что не платят по долгам (более трёх месяцев) 7,5 млн граждан страны. То есть «гора родила мышь».

С этим мнением согласен и Гарегин Тосунян, по мнению которого надо было прежде всего урегулировать правоотношения между должником и взыскателем. Но когда в самом названии документа значится «Закон о защите прав и законных интересов физических лиц», то это не документ, регулирующий отношения, а документ, который защищает тех, кто просрочил задолженность. «Он уже с перекосом, поэтому на практике тоже будет работать с перекосом. Если мы боремся с преступлениями, то при чём здесь закон о коллекторах? Для этого есть УК. Если эта деятельность будет урегулирована, то цена кредита будет снижаться. Если она не будет нормально регулироваться, то в цену кредита будут заложены все риски», — поясняет финансист.

Многие участники рынка сходятся во мнении, что сама подача заёмщика как какого-то страдальца, которому силой навязали кредит и теперь ищут пути, как избавить от этого бремени, которое он взял на себя сам, будучи абсолютно вменяемым, нелогична.

Наталья Кондрашова, директор филиала «БКС Премьер» в Перми:
— Упорядочивание коллекторской деятельности — это продолжение действий государства по наведению порядка в сфере розничного кредитования, вслед за установлением предельной величины ПСК (полная стоимость кредита — ред.), включением в реестр МФО и пр.

Как в случае с любыми другими, рынок достаточно быстро подстроится под эти изменения, и существенных негативных последствий ждать не стоит. Напротив, если сработает заложенная идея и с заёмщиком будут работать грамотные, профессиональные коллекторы, то отношение клиента к розничному кредитованию в целом и к банкам в частности будет меняться в лучшую сторону.

При этом не стоит ожидать ни снижения активности в розничном кредитовании, ни увеличения процентных ставок.

Тренд рынка (на снижение ставок) задают банки с государственным участием, которые имеют собственную выстроенную систему коллекшена, и нововведения никак кардинально не изменят их ценообразование.

Соответственно, и остальные игроки будут продолжать следовать за лидерами.
«Работа коллектора эффективнее работы пристава»

Владимир Халдеев, юрист Пермской ТПП:
— Закон прежде всего призван защитить права и законные интересы физических лиц при взыскании с них просроченной задолженности. Отметим, что он имеет весьма узкое распространение по кругу лиц. В частности, не распространяет своё действие на случаи корпоративного коллекторства, когда задолженность взыскивается с организаций, или, например, на лиц, имеющих статус индивидуальных предпринимателей, если задолженность возникла в результате осуществления ими предпринимательской деятельности.

И такое ограничение понятно: ведь принятию закона предшествовало немалое количество случаев, когда коллекторы, действуя в интересах кредиторов, использовали в отношении заёмщиков — физических лиц преступные, недопустимые методы, нарушая как нормы закона, так и нормы морали, забывая, что, согласно Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Из-за использования преступных методов взыскания долга в обществе сложилось негативное, неприязненное отношения к коллекторам. Однако мало кто знает, что большую часть (по экспертным оценкам, до 70% взысканий) коллекторской деятельности ведут цивилизованные участники гражданского оборота — банки и иные профессиональные участники финансового рынка, которые не используют в работе противозаконных методов.

Коллекторская деятельность возникла не на пустом месте. По нашему мнению, она полезна и необходима для бизнеса. Служба судебных приставов, призванная взыскивать задолженность, на сегодня не справляется с объёмом работы. Статистика говорит о том, что менее 10% исполнительных производств оканчиваются добровольным исполнением должником своих обязанностей перед кредитором.

Так, по состоянию на 1 декабря 2016 года в производстве судебных приставов только Пермского края находится 1 784 543 исполнительных производства, из которых 1 221 386 возбуждено за 11 месяцев 2016 года, из них только 116 169 исполнены добровольно. При этом в Пермском крае ещё очень хорошие показатели в сравнении с другими регионами.

По нашему мнению, это объясняется, во-первых, ментальными особенностями населения. Пока гром не грянет, а точнее, пристав или коллектор в дверь не постучится, никто не стремится погасить задолженность. Во-вторых, огромная загруженность судебных приставов не позволяет им эффективно вести весь объём исполнительных производств. И в-третьих, судебный пристав хотя и имеет большой объём полномочий, зачастую ограничен в своих действиях.

И в связи с этим роль коллектора положительна, ведь он разгружает службу судебных приставов. Кроме того, работа коллектора считается намного эффективнее работы пристава. Точной статистики не ведётся, но, по негласным сведениям, коллекторы успешно взыскивают порядка 50% переданной им задолженности, и это при том, что коллекторы обычно работают с долгами низшего качества, проблемными для взыскания. Обычно в работу коллекторских агентств попадают те долги, по которым не удалось ничего сделать судебным приставам, а должники намеренно прячут имущество и принимают все меры для невыплаты долга.

Также, говоря о плюсах закона, необходимо отметить, что он регулирует не только профессиональное взыскание, но и все взыскания, устанавливает исчерпывающий перечень действий, которые может совершить коллектор без согласия должника для получения долга, вводит государственный реестр лиц, осуществляющих коллекторскую деятельность, вводит саморегулирование в эту сферу.

Бизнес, в свою очередь, испытывает потребность в своевременном и полном погашении любого рода задолженности. Часто непогашенный долг приводит к большим сложностям в бизнесе, таким как отсутствие свободных оборотных средств, невозможность исполнить обязательства перед кем-либо и т. д. И в связи с этим бизнес готов обращаться за помощью к коллекторам. По нашему мнению, закон особенно актуален для лиц, чья деятельность связана с выдачей займов, то есть для банков, микрофинансовых организаций и т. д.

Безусловно, закон необходим, и его принятие своевременно: он устанавливает регулирование деятельности коллекторов и вносит ясность в вопрос, кто является коллектором и как осуществляются его взаимоотношения с должником.

Однако нельзя не отметить, что закон направлен на регулирование деятельности профессиональных взыскателей, тогда как рынок коллекторских услуг наводнён взыскателями-хулиганами, методы работы которых граничат с нормами уголовного закона, а иногда и преступают их. Пройдёт ещё немало времени до того, как коллекторская деятельность в России достигнет действительно цивилизованного уровня и будет установлен действительный баланс между интересами должника и кредитора.



ВИДЕО

Роль пресс-центра Пермской ТПП выполняет отдел по связям с общественностью.

Мы готовы оказать содействие журналистам в:
Будем рады вашему обращению!

Ксения Невоструева, +7 922 384 71 50, k.nevostrueva@permtpp.ru
Екатерина Желонкина, (342) 235-78-48 (доб. 127), dvk@permtpp.ru