ЕДИНЫЙ НОМЕР +7-342-235-78-48
Вернуться к списку

Новый Компаньон: «Дорожная карта» импортозамещения

15 Сен 2015. Источник: www.newsko.ru // круглый стол, импортозамещение
антон.JPG


Пермская торгово-промышленная палата и «Деловая Россия» провели круглый стол на тему импортозамещения с участием руководителя комиссии по вопросам импортозамещения в промышленности при Минпромразвития РФ, главы экспертного совета Фонда развития промышленности Антона Данилова-Данильяна.

Эксперт порекомендовал бизнесу не рассчитывать как на раздачу денег под программы импортозамещения, так и на возведение искусственных лоббистских барьеров в пользу отечественной продукции. Замещать импорт он предложил в условиях свободного рынка.

О «горячей» теме
С одной стороны, настала пора, когда потенциальные возможности для нормального импортозамещения складываются уже в реализуемые истории. С другой стороны, вокруг этого слова существует много мифов и не совсем точных формулировок. Очень часто противники открытой рыночной экономики под импортозамещением понимают некую политику государства, связанную с тем, чтобы возводить протекционистские барьеры, закрывающие рынок от внешней конкуренции, от иностранных товаров. Кто-то понимает под импортозамещением активную раздачу бюджетных средств, особенно для «своих», по каким-то внутренним правилам, непонятным для остальных. Ни то, ни другое не соответствует действительности.

Для нас «политика импортозамещения» — вообще не очень правильная формулировка. Мы больше занимаемся самим процессом, который и без того стихийно идёт с переменным успехом последние 25 лет. Нам хотелось бы, чтобы он шёл не только стихийно и не только в режиме «ручного управления» со стороны отдельных министерств и ведомств, а в автоматическом и комфортном для предпринимателей режиме. Чтобы государство не только деньгами и приказами регулировало этот процесс, но и формировало соответствующие условия.

Всем известны примеры стихийного импортозамещения, к которому государство совсем не приложило руки. Это в основном продовольственный рынок, начиная от куриных окорочков и заканчивая пластиковыми бутылками для различных напитков. Но есть и переходные примеры, например конечная сборка автомобилей, пускай пока из импортных компонентов, которая реализуется у нас в стране не сама по себе, а уже с частичным воздействием государства в виде специальных режимов, предусмотренных таможенным кодексом в рамках постановлений правительства.

Есть и примеры чисто «ручного управления». Когда начались санкции, когда стало ясно, что определённые изделия оборонно-промышленного назначения оказываются под ударом с точки зрения компонентной базы, то Минпром РФ разобрался, какие именно компоненты в рамках кооперации импортируются, подготовил список, а затем фактически директивно распределил заказ по некоторым оборонным заводам. Это вторая крайность.

Мы бы хотели, чтобы был запущен третий вариант — процесс государственно-частного партнёрства, хотя и этот термин также много раз был перевран.

Об оценке рисков
В первую очередь надо понять, что именно может быть замещено из импортной продукции. И сделать это должен прежде всего сам бизнес. Многие производители просто не знают, в чём нуждаются подконтрольные государству компании, естественные монополии или частные участники рынка.

У нас совсем нет баз данных на эту тему. А хотелось бы понять, какие потребительские свойства должны быть у продукции, которую наши импортёры (конечные и «первой руки») могли бы использовать. Какие потребительские свойства они хотели бы иметь для отечественной продукции, если они готовы переходить на их закупку. Какие условия (логистические, технические, инфраструктурные) и какие кадры и компетенции для этого потребуются.

Это довольно сложный набор требований, и далеко не каждый производитель, который решил, что готов выпус-

кать импортозамещающую продукцию, может его удовлетворить. Очень часто люди просто не понимают, с какими сложностями приходится сталкиваться, когда требуется, к примеру, организовать то или иное производство вместо импорта из Германии, а иногда даже просто китайского. Не хватает опыта, материалов, точности обработки деталей. И есть масса других обстоятельств, которые на поверхности даже не видны.

Бывает, что всё удается с точки зрения технической, потребительской, но такими усилиями и такой ценой, что российская продукция оказывается дороже. И тогда для бизнеса начинается совсем неприятная вещь: такую продукцию начинают втюхивать буквально из-под палки. Мало того что она ещё сравнительно новая для привыкшего к импорту потребителя, так она ещё может оказаться недостаточно эффективной в эксплуатации.

О поиске выхода
Что нужно сделать для того, чтобы перезапустить процесс в нормальном для бизнеса режиме? В первую очередь разделить импортёров на три группы. Первая — это представители иностранных компаний, производители, торговые дома, различные «дочки» — российские резиденты. Они фактически являются торговыми «мостиками» между иностранным производством и сбытом в России. Чаще всего такого рода контрагенты не будут заинтересованы в реализации эффективной импортозамещающей политики, в появлении новых предприятий, цехов. Они заинтересованы в том, чтобы продолжать торговать импортом.

Вторая группа — это те, кто параллельно с задачей обеспечения собственного производства какими-то импортными компонентами решают некоторые вспомогательные задачи. Например, искусственно увеличивая цену на эти импортные составляющие, такого рода компании обеспечивают вывоз капитала из страны. Соответствующая разница в стоимости делится с производителем. Несмотря на то что такие отношения преследуются и в рамках ЕС, это всё ещё очень распространенная практика. Для такого рода импортёров замена импорта отечественной продукцией даёт двойственный эффект, то есть «и хочется и колется». Вроде бы хорошо сделать отечественную продукцию и дешевле, и с соответствующими потребительскими свойствами, но рассчитываться надо с нашими. А задача вывоза капитала и формирования больших валютных запасов за рубежом в таком случае уже не решается. Поэтому не все такого рода импортёры активно вовлекаются в процесс переговоров о переходе на закупки отечественной импортозамещающей продукции.

Третья группа импортёров самая распространённая: для них импорт — насущная необходимость и обычная деятельность. Такие компании очень страдают из-за скачков валютного курса. Когда рубль крепнет, им хорошо. Но когда рубль слабеет, особенно в разы, такого рода периоды для них очень болезненны и зачастую приводят к тому, что компании просто разоряются. Начинается цепочка негативных воздействий вдоль экономических связей. Эта группа импортёров самая благодатная для работы по импортозамещению. И здесь надо организовать соответствующую деятельность.

Кстати, под импортом можно понимать не только завезённое из-за рубежа, но и продукцию, произведённую в других российских регионах. Там нет валютной составляющей, но всё равно «за морем телушка — полушка, да рубль перевоз». Если выясняется, что какой-то товар покупается пермскими предприятиями или оптовыми компаниями в огромном количестве, то, может быть, имеет смысл подумать над организацией в регионе собственного производства этих товаров, чтобы минимизировать уже не эффекты валютного курса, а эффекты, связанные с транспортной доставкой, некачественным производством, устаревшими качественными характеристиками продукции или по каким-то причинам завышенной ценой.

Существует много факторов для того, чтобы всерьёз рассматривать импортозамещение более широко с точки зрения организации производства на территории региона. Там, где эта работа уже началась, появляется очень хорошая основа для активизации этого процесса.

О важности взаимодействия
Нужно собрать всю систему интересов в один градиент, для того чтобы реализовать соответствующие импортозамещающие проекты.

Прежде всего нужно, чтобы импортёры первой и частично второй группы не разбежались. Если уж они подписывают протокол о том, что ориентируются на закупку отечественной продукции, обладающей теми же самыми или лучшими качественными характеристиками, да ещё и с ценой ниже, чем импортная, то чтобы они потом не отказались от этих обязательств. Кроме того, часть этих импортёров могла бы ещё помимо протоколов участвовать в софинансировании будущих инвестиционных проектов по импортозамещению.

И наконец, такая конструкция уже интересна банкам. Самый главный ужас для банков — проверки Центробанка на предмет достаточности формирования резервов по рисковым ссудам. Вот эта проблема отступает на второй план, когда возникает такого рода взаимодействие с импортёром ради реализации импортозамещающего проекта.

В этот момент подключаются и государственные институты развития. Так импортозамещение из не очень понятной «государственной политики» превращается в хорошую инвестиционно-экономическую, отчасти и финансовую деятельность, не связанную с прямой раздачей денег, а связанную как раз с поддержкой процесса, который начался снизу, от импортёров, готовых в принципе исключить влияние валютного курса на свою производственную деятельность.

Об инфраструктуре поддержки
Подготовленный импортозамещающий инвестиционный проект можно подать в Фонд развития промышленности РФ, в Агентство кредитных гарантий, которое сегодня называется Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства, в Экспортное страховое агентство России (ЭКСАР), Российский фонд прямых инвестиций. Если это высокотехнологичная история, то в Российскую венчурную корпорацию (РВК) или «Роснано». В стране действуют уже около десятка государственных институтов развития. Более того, некоторые из этих институтов уже сделали совместные проекты.

Например, Фонд развития промышленности обычно предоставляет займы под 5% годовых на пять лет, размер этих займов колеблется от 100 млн до 500 млн руб. При этом иногда заёмщикам не хватает залогового обеспечения, чтобы фонд чувствовал себя уверенно при принятии решений по предоставлению подобного займа. Для того чтобы убрать эти риски, фонд создал совместный продукт с Федеральной корпорацией развития малого и среднего предпринимательства, которая предоставляет гарантию (обычно в объёме 50% от запрашиваемой суммы).

Всего в фонд с начала марта этого года поступило свыше 1800 заявок, из них до экспертного совета фонда дошло порядка 40, из которых 32 были удовлетворены. Это не значит, что остальные полностью отсеяны. Это значит, что по каким-то параметрам они не подошли под существующие требования. Или проект оказался «сырым» и был отправлен на доработку, или дана рекомендация направить его в какой-то другой профильный фонд, например в ЭКСАР, если в проекте велика импортная составляющая.

На фоне слияния векторов в один градиент, где сосредоточатся усилия и импортёров, и банков, и фондов с агентствами, и государства в целом, к участию в импортозамещающем проекте можно привлечь даже иностранного производителя. Потому что для него в существенной степени возникает опасность потери российского рынка или его части, которую он прежде занимал.

В отдельных случаях иностранные производители, понимая, что деваться некуда, участвуют в софинансировании проектов, несмотря на санкции. Где-то передают технологии, где-то привлекают ресурсы для закупки оборудования, где-то участвуют в сервисных услугах. А где-то всерьёз начинают работать в противоположном направлении, когда обеспечивается не только импортозамещение, но и экспорт из построенного в России импортозамещающего объекта. Такого рода примеры есть.

О «мягкой реакции» государства
Эта эффективная деятельность — по сути, процесс, а не какая-то политика — сейчас ложится в основу реализации так называемых 20 планов импортозамещения, которые подготовлены Минпромторгом РФ. Работа велась с начала этого года. Было отобрано 2255 наименований промышленной продукции, но это не значит, что список закрыт. Мы изначально нацеливаем все предприятия на то, чтобы список существовал в открытом виде, чтобы его можно было дополнять. Это не «оборонка», не «ручное управление», это скорее мягкая реакция государства на общую ситуацию с импортозависимостью. Но в отличие от ВПК здесь нет обязательства закрыть импортные проблемы. Здесь нет санкционных рисков, поскольку это именно гражданская продукция.

Однако экономический интерес, связанный с колебаниями валютного курса, никуда не делся. Все 2255 видов продукции и другие за пределами этого списка будут иметь возможность для импортозамещения. Только в каждом конкретном случае должен появиться лидер этого процесса, для каждого наименования или группы наименований.

Потенциально это экономически очень выгодно. Для многих начинающих предпринимателей, или тех, кто хочет отколоться от крупной компании, или тех, кто намерен диверсифицироваться, деятельность, связанная с импортозамещением, является одной из самых притягательных именно потому, что тут есть сбыт. Надо только убедить рынок, что твоя продукция будет не хуже импортной.

Этот список сейчас отшлифовывается и будет опубликован. Тогда появятся конкретные ориентиры.

ВИДЕО

Роль пресс-центра Пермской ТПП выполняет отдел по связям с общественностью.

Мы готовы оказать содействие журналистам в:
Будем рады вашему обращению!

Ксения Невоструева, +7 922 384 71 50, k.nevostrueva@permtpp.ru
Екатерина Желонкина, (342) 235-78-48 (доб. 127), dvk@permtpp.ru