ЕДИНЫЙ НОМЕР +7-342-235-78-48

Новости ПТПП

novosti.jpg

5 мифов о субсидиарной ответственности развенчаны

02 Дек 2019. Источник: Пермская ТПП // финансы, круглый стол, актуально

29 ноября Пермской ТПП в партнерстве с членами Палаты: пермским кампусом Высшей школы экономики и компанией «Инвест-Аудит» был проведен круглый стол по вопросу «Субсидиарная ответственность контролирующих лиц компаний: основные тренды». 

IMG_5877.JPG

Для того чтобы получить разъяснения законодательства и узнать подробнее о порядке рассмотрения дел в Арбитражном суде на площадке торгово-промышленной палаты собрались эксперты-участников судебных процессов: судей, арбитражных управляющих, юристов, аудиторов, экономистов, главных бухгалтеров, финансистов, владельцев и управляющих бизнесом.

В роли модератора встречи выступил Дмитрий Орлов, директор департамента экономических, финансовых и бухгалтерских экспертиз Пермской ТПП, к.э.н.

За последние несколько лет субсидиарная ответственность стала неотъемлемой составляющей института банкротства в России. Многие механизмы привлечения контролирующих лиц к «субсидиарке» уже отточены кредиторами и арбитражными управляющими в судах. Сегодня к ответственности призывают уже не только директоров и учредителей компаний, но также главных бухгалтеров и финансовых директоров.

Как отметил в ходе заседания Дмитрий Орлов, по данным независимого информационного агентства «Интерфакс» в 2018 году в России из 5 107 заявлений о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, судами было удовлетворено 1 631 или 32%. При этом в сравнении предыдущими годами наблюдается тенденция к росту (2017 год – 22%, 2018 год – 16%). Это также подтверждает статистка за 6 месяцев 2019 года, которая говорит о том, что за данный период судами было удовлетворено 32% заявлений.

Покупка готовых, работающих компаний начинает все больше интересовать инвесторов, так как дает возможность зарабатывать, в том числе на привлечении лиц, ранее контролировавших организации, к ответственности за причиненные им убытки. Рынок купли-продажи долгов в РФ растет и в настоящее время соответствует показателям кризисного 2015 года. При этом становится тенденцией и то, что долги по «субсидиарке» часто выкупаются по низким ценам самими должниками.

В связи с этим представители бизнеса все больше задаются вопросами о том, каковы основные тренды в развитии института субсидиарной ответственности в России, и чего ждать в будущем?

Чтобы найти ответы на эти вопросы эксперты разобрали новые правила субсидиарной ответственности руководителей и контролирующих лиц при банкротстве, в том числе:

  • комментарии к Федеральным законам от 23.06.2016 № 222-ФЗ, от 28 декабря 2016 г. № 488-ФЗ и от 29.07.2017 266-ФЗ;
  • разъяснения Верховного Суда РФ;
  • арбитражная практика в Пермском крае;
  • порядок рассмотрения дел о субсидиарной ответственности в регионе.
 IMG_5911.JPG  IMG_5894.JPG

Кроме того, в рамках заседания круглого стола было опровергнуто 5 самых популярных заблуждений о субсидиарной ответственности:

  • миф 1: «Мне это не грозит». В 2017 году был пересмотрен закон о банкротстве и на сегодняшний день его положения позволили расширить круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности и продлить сроки для привлечения;
  • миф 2: «С меня нечего взять». До недавнего времени считалось, что единственное жилье человека неприкосновенно (см. Определение ВС РФ от 2018 года по делу Анатолия Фрущака);
  • миф 3: «Меня это не касается». Контролирующим должника лицом будет признан генеральный директор, главный бухгалтер, номинал, акционер, учредитель, а также иные лица, которые могли отдавать распоряжения должнику или получать выгоды от его недобросовестных действий;
  • миф 4: «Меня не догонят». Привлечь к субсидиарной ответственности могут и по завершении дела о банкротстве (см. порядок определения сроков исковой давности);
  • миф 5: «Ответственность разделят по справедливости». Нередко суды привлекают к субсидиарной ответственности нескольких связанных между собой ответчиков солидарно на всю сумму требований кредиторов, а потом в отдельных судебных процессах определяют контактную степень вины и размеры регрессных требований.