ЕДИНЫЙ НОМЕР +7-342-235-78-48
Вернуться к списку

Интервью газеты "Коммерсант" с Президентом Пермской торгово-промышленной палаты Олегом Ждановым о краевых предприятиях в контексте внутреннего и международного рынка

19 Апр 2018. Источник: Коммерсант
KPE_002865_00058_1_t218_145326.jpg
Президент Пермской торгово-промышленной палаты Олег Жданов рассказал о краевых предприятиях в контексте внутреннего и международного рынка, приоритетных направлениях, брендах Пермского края, успешных проектах по импортозамещению, а также о том, чего пермским IT-компаниям не хватает для успешного позиционирования за пределами региона.

Business Guide: Какая продукция, производимая в Пермском крае, наиболее интересна за пределами региона?

Олег Жданов: Сразу сделаю небольшую оговорку. Торгово-промышленная палата (ТПП. — BG) — это структура, которая «мониторит» ситуацию. Мы объединяем бизнес, но не являемся контролерами. Достоверной статистикой по экспорту обладают специально уполномоченные таможенные органы, мы обмениваемся с ними информацией, и поэтому я могу руководствоваться их цифрами.

По данным Пермской таможни, общий объем экспорта по итогам прошлого года составил $4,9 млрд. Это на 19% больше, чем в 2016 году, — довольно серьезный рост.

Главными позициями в экспорте являются: удобрения — 53%; топливо, нефтепродукты, нефть — 25,7%; органические и химические соединения — 6,3%. Это показывает, что мы остаемся, скорее всего, промышленным, нефтехимическим регионом.

Впрочем, не вся продукция, которая идет на экспорт из Пермского края, проходит таможенную очистку на территории региона. Кроме того, сегодня экспорт в страны СНГ практически не контролируется. Поэтому реальный объем экспорта может быть больше, чем по таможенной информации.

BG: Какие меры для расширения экспорта продукции краевых предприятий предпринимает региональная ТПП?

О.Ж.: Торгово-промышленная палата выполняет ряд функций, порученных государством.
В частности, мы определяем страну происхождения товара и подтверждаем российское происхождение товаров при осуществлении экспорта.

Это наша профессиональная деятельность, в этом направлении мы постоянно взаимодействуем с нашими экспортерами.
Другими видами поддержки экспорта занимается Российский экспортный центр (РЭЦ). Этот орган создавался специально, чтобы помогать несырьевым товарам продвигаться на зарубежные рынки. В Пермском крае РЭЦ представлен Пермской торгово-промышленной палатой, мы являемся точкой присутствия.

BG: А поставщики сырья в поддержке не нуждаются?

О.Ж.: Сырьевой экспорт стимулировать не надо. Он стимулируется курсом валют. Вот сейчас курс вырос. Соответственно, у любой компании, которая затраты несет в рублях, а выручку получает в валюте, финансовый статус сразу же вырастет.

Работа по поддержке несырьевого экспорта ведется по трем направлениям поддержки.
Первое — участие в ярмарочно-выставочной деятельности. РЭЦ составил перечень выставок, ярмарок, которые проводят за рубежом. Если предприятие в этой ярмарке участвует и заключает контракт, оно имеет возможность возместить до 70% затрат на участие.
Второе направление — компенсация части затрат, связанных с транспортировкой продукции.
Третье — вопросы, связанные с компенсацией части затрат по сертификации продукции за рубежом. Функции ТПП в этих процессах — разъяснять, оказывать консультации, помогать оформлять документы для предприятий, занимающихся несырьевым экспортом.
У нас есть профессиональные компетенции по сертификации продукции, оказанию помощи в оформлении таможенных процедур, участию в логистических мероприятиях, в продвижении товаров через акции и выставки.

BG: В прошлом году был создан региональный «Центр поддержки экспорта». На ваш взгляд, можно ли сейчас подвести предварительные итоги, насколько эта структура востребована?

О.Ж.: Думаю, такая структура востребована. Например, без поддержки центра наших бизнес-миссий бы было меньше либо они были бы менее представительны. Для некоторых небольших предприятий даже те небольшие дотации, которые они получают от центра при таких поездках, являются существенным фактором при принятии решения, участвовать или не участвовать. Мы можем организовывать, предложить услуги переводчиков, трансферт, размещение, встречи со статусными персонами, с партнерами по бизнесу из других стран, но мы не компенсируем никаких затрат. Мы не коммерческая организация, Центр поддержки экспорта является госструктурой и может использовать бюджетные средства по целевому назначению. Говорить пока о больших результатах я бы не стал, но определенный опыт сотрудничества мы уже наработали.

BG: Если говорить о бизнес-миссиях ТПП, какие географические направления наиболее перспективны для краевых предпринимателей?

О.Ж.: Перспективы могут быть практически по любым направлениям. Например, у нас есть малые предприятия, которые занимаются системами пожаротушения и очень настойчиво продвигают свою продукцию за рубеж. Или недавно приезжала делегация из Болгарии и заинтересовалась сельхозтехникой. Потому что качество производимой в Прикамье техники выросло, а цены более выгодные в сравнении с европейскими. Думаю, здесь есть потенциал для роста. Совсем скоро, 22 апреля, делегация от края поедет на выставку в Ганновер (Германия). Однако пробиться на рынок Европы крайне сложно. И наши экспортеры в основном работают либо со странами СНГ, либо с Восточной Европой — там, где барьеры пониже.

BG: А Азию не рассматриваете?

О.Ж.: Конечно, рассматриваем. Правда, мы больше везем товаров из Китая, чем сами поставляем туда. Около 22% импорта приходится как раз на Китай. Вообще география внешних связей Пермского края очень велика. К примеру, по экспорту мы взаимодействуем со 141 страной — начиная от Бразилии и заканчивая Вьетнамом. Если говорить об импорте, то работаем с 86 странами.

BG: Мы сейчас говорим в основном об экспорте за рубеж. А какова ситуация с межрегиональными связями Пермского края?

О.Ж.: Мы точно так же организуем бизнес-миссии в другие регионы. Например, недавно у нас была бизнес-миссия в Самару, перед этим был Ижевск, в планах — Набережные Челны, Омск. График есть на сайте ТПП, в открытом доступе держим. Вообще, как правило, мы формируем планы по предложениям членов палаты. В конце года делаем опрос, интересуемся основными направлениями интересов. Если формируются какие-то группы, то начинаем вести переговоры с соответствующей торгово-промышленной палатой о возможности организации визита, согласовываем сроки, участников, специфику. Пермская торгово-промышленная палата — это не просто региональное объединение, а организация, встроенная в структуру Торгово-промышленной палаты РФ, в которую входит 181 региональная и муниципальная палата.

BG: Какие предприятия, на ваш взгляд, можно назвать брендами Пермского края? Ассоциируется ли регион с «Метафраксом» или «Пермскими моторами»?

О.Ж.: Думаю, что вы сами ответили на этот вопрос, ведь бренды — это то, что у всех на слуху. У нас на слуху, конечно, «Пермские моторы», «Уралкалий», «ЛУКОЙЛ» с пермской пропиской. Сейчас вот многие считают, что «Промобот» становится таким большим брендом. Я бы добавил к этому списку еще «ЭР-телеком». Интересно, что эта компания продвигает не продукцию, а услуги и является оператором федерального уровня. Другой вопрос, что мало просто стать брендом, нужно еще удержаться на этом месте. И каждый год подтверждать это высокое звание, что тоже непростая задача.

BG: Одной из приоритетных отраслей в Пермском крае является IT. В то же время одна из флагманских компаний этой сферы — «Прогноз» — признана банкротом. Появились ли в регионе компании сопоставимого уровня?

О.Ж.: Компаний, которые сейчас могли бы заменить «Прогноз» по масштабам и объему услуг, к сожалению, нет. Тем не менее некоторые люди, которые работали в «Прогнозе», сформировали свои компании более мелкого масштаба. На площадке ТПП регулярно проходят встречи представителей IT-отрасли. И иногда они недовольны тем, что наши же предприятия закупают программные продукты у какого-то московского разработчика, а в основе лежит идея, которая была разработана здесь, в Перми. То есть их услуги недостаточно известны, недостаточно продвинуты. Думаю, мы можем проводить больше семинаров, чтобы научить предпринимателей правильно рассказывать о своей продукции, работать с аудиторией.

BG: В импорте каких товаров нуждается Пермский край? Какие статьи импорта в край наиболее существенные?

О.Ж.: Я думаю, что у нас нет объективной оценки по импорту. Например, на полках множество импортных товаров, но большинство из них на сегодняшний день имеют локализацию, то есть они фактически произведены в России. Так, по улицам ездит масса иномарок, которые собираются в России. Аналогично — с пищевой продукцией. Еще один важный момент, что даже настоящий импортный товар мог бы проходить таможенную очистку за пределами России и Пермского края, ведь мы не пограничная территория официального импорта. Например, в структуре импорта на территорию края доминирует оборудование (это примерно 45%), потому что оно доставляется, как правило, до площадки и учитывается пермской таможней официально. Далее идут пластмассовые изделия, транспортные средства, которые мы видим на улицах города.

BG: Но ведь невозможно производить все и сразу…

О.Ж.: Верно, но тем не менее перед страной ставятся задачи по импортозамещению.

BG: Что касается импортозамещения, на ваш взгляд, насколько успешно краевые предприятия работают в этом направлении?

О.Ж.: Буквально недавно, в начале этого года, открылся завод по производству металлообрабатывающих центров (станков с программным управлением). Головная компания — «Станкопром» — работает в кооперации с пермским «Протоном» в рамках перехода оборонного предприятия на мирные рельсы. В то же время это производство решает и проблему импортозамещения. Не секрет, что большой пробел был именно в станкостроении. Предприятий, которые производят сегодня станки в РФ, по-моему, меньше полусотни. И то, что у нас появился такой завод, это здорово!

Еще есть Чайковский комбинат тканей, который постепенно наращивает объемы производства. И выпускает ткани как для спецодежды, так и для народного потребления. Вместо того чтобы закупать одежду, люди начинают ее производить. Или Суксунский механический завод, который занимается производством средств индивидуальной защиты. В ноябре прошлого года в Чайковском открылся завод «Новые фитинговые технологии».

В целом, по сравнению с ситуацией начала 2000-х годов, сегодня продукции российского производства на полках стало больше. Думаю, что это было и до санкций, а с введением санкций эта тенденция стала только усиливаться. К этому по-разному можно относиться. Для кого-то скачки курса — это время потерь, а для кого время возможностей.

Беседовал Константин Кадочников  

ВИДЕО

Роль пресс-центра Пермской ТПП выполняет отдел по связям с общественностью.

Мы готовы оказать содействие журналистам в:
Будем рады вашему обращению!

Ксения Невоструева, +7 922 384 71 50, k.nevostrueva@permtpp.ru
Евгения Толмачева, (342) 235-78-48 (доб. 127), e.tolmacheva@permtpp.ru